Никакого ожидания

Когда я была маленькой, до того как мне исполнилось 6 лет, я проводила много времени в одиночестве. Мои родители работали, а старшие дети были в школе. Я была самой младшей в семье. Мой итальянский дедушка был одним из тех, кто присматривал за мной, пока никого не было дома. У меня были очень особенные отношения с ним. Он был тем, кого я любила больше всего, даже не смотря на то, что мы никогда не разговаривали. Он не говорил на английском языке, а я не знала итальянский, хотя я понимала то, что он мне говорил. В те ранние дни моей жизни я проводила много времени одна, в своей собственной ауре. Но когда я пошла в школу, все изменилось.

Вся моя жизнь, начиная с пятилетнего возраста и до начала моего эксперимента с ДЧ, была наполнена людьми. Я проводила с людьми почти все мое дневное время. Позднее, когда я стала старше, к дневному времени присоединилось так же и ночное. Я практически не бывала одна. Даже медитации были в группе. Я настолько привыкла быть всегда с другими людьми, что мне было даже некомфортно одной. Возникало чувство одиночества и я немедленно инициировала встречу с другом, семьей или возлюбленным. Чем больше я проводила время с другими людьми, тем сильнее я чувствовала одиночество. Это стало чем-то привычным.

Теперь, оглядываясь назад, я вижу, как далеко от себя я двигалась, но тогда я этого не понимала. Это случилось только тогда, когда я прекратила инициировать и действительно начала ждать, что кто-то или что-то придет ко мне и, таким образом, это вынуждало меня оставаться одной. В начале, это было не просто. Я чувствовала скуку и одиночество. Я хотела какого-то действия, хотела что-то делать! И я очень беспокоилась о моей жизни. Но потихонечку, я стала ценить то время, когда я могла быть одна.

Теперь, спустя 14 лет, я обнаружила, что я очень люблю быть одна. Я люблю находиться в своей собственной ауре. Это действительно единственное время, когда я могу чувствовать себя.

Я обнаружила, что я очень люблю мое «я». Просто я.

О, это было еще то путешествие к этому месту. Для тех из вас кто не знает, я написала книгу о тех первых 10 годах моего эксперимента «Революция одного», которую можно купить в американском отделении ДЧ. Это, действительно, революция. Это бунт против всех big_bb313d791605ae3e1d99c56235e2f23513040731221_1старых паттернов поведения системы ума.

Я привыкла, что мне нравилось находиться в группах – на вечеринках, на встречах, на медитациях, на праздниках. Мне, действительно, нравилось, когда вокруг было много людей. Я эмоционально открыта, и то что я поняла — во всех этих случаях, эмоционально определенные люди обычно двигались в своих эмоциональных волнах. Особенно тогда, когда там была живая музыка. Были празднования, когда я была частью сотни тысяч людей и живой музыки. Вы можете себе представить силу этой эмоциональной волны? Я все это амплитудировала моим открытым центром солнечного сплетения! Я чувствовала себя на вершине блаженства! Я понятия не имела почему это происходит – это было до ДЧ. Я просто знала, что такие ощущения, такой опыт мне очень нравится. Но это не просто мне нравилось, я приобрела зависимость от этого. Я думала, что это блаженство, которое я испытывала было внутри меня и что я его нашла! Когда оно уходило, я думала, что я его потеряла, поэтому я всегда стремилась найти это блаженство снова и снова.

Вскоре после того как начался мой эксперимент и я стала немного более осознанной относительно себя когда я находилась одна, я стала наблюдать что происходило в моем теле когда я была с другими людьми или в группе. Я увидела, что, когда высокая эмоциональная волна входила в меня, я двигалась на ней еще выше и это было то, что я называла блаженством. Блаженство это не я. Это ощущение, которое проходило через меня. Я привыкла путать блаженство и радость, я была уверена, что они взаимосвязаны.

ava_34Мое ощущение радости тотально отличается от блаженства. Радость возникает внутри меня. Это биопродукт меня, это переживание на клеточном уровне. Это ощущение можно представить как тихое внутреннее гудение или это можно представить в виде пузырьков шампанского, поднимающихся по моим клеткам. Радость – это то что приходит изнутри, тогда, как блаженство приходит снаружи. И если это корректно, то получение блаженства извне может быть восхитительным переживанием. Но при этом важно не идентифицироваться с этим ощущением. Я думаю, что это правда относительно всех открытых центров – возможны восхитительные ощущения, которые проходят сквозь меня, но эти ощущения — не я.

И есть только одно время, когда я, действительно, чувствую себя – это время, когда я нахожусь одна. На прошлой неделе я поделилась письмом, которое я написала 10 лет назад одному подростку генератору. Я предложила ему проводить как можно больше времени одному. Это было правильно для меня и я думаю, что это очень важная часть эксперимента. Когда вы находитесь с другим человеком или в группе, нет никакой возможности встретиться с собой. Потому что слишком много приходит извне. Есть единственный способ встретиться с собой – быть одному.

Это совершенно не значит, что вам не надо никуда ходить, встречаться с друзьями – если это корректно – пожалуйста! Это значит только то, что время, которое вы проводите наедине с собой – это настоящее сокровище, это реальная возможность почувствовать себя. Ощутить свое тело, свою форму без присутствия рядом другой ауры. Конечно, всегда существуют транзиты, таким образом, мы никогда в действительности не имеем возможности ощущать свой Бодиграф так, как мы его видим на картинке. Но когда мы начинаем ощущать кто мы, когда мы наедине с собой – это становится первым шагом, к тому, чтобы начать осознавать, что происходит, когда мы находимся с другими людьми, что при этом происходит внутри нашего тела и что при этом проживает наш пассажир. Это невозможно начать видеть до тех пор, пока вы не почувствуете самого себя наедине с собой.

Я была очень нетерпеливой. Я хотела, чтобы кто-нибудь меня что-то спросил, и я бы откликнулась и начала бы что-то делать. Я совершенно не понимала важность того времени, когда я была одна. Я настолько привыкла что-то делать, находиться с другими людьми, что проводить так много времени одной было как-то странно, даже болезненно и скучно. Это невероятно оглядываться сейчас назад и видеть, что, возможно, наиболее важным аспектом в начале моего эксперимента было именно это – быть одной, просто одной, без других людей.

Я помню ту ясность, когда я впервые почувствовала, что те эмоции, которые пришли ко мне от другого человека – не мои.

Это был гигантский прорыв в понимании того, что всю свою жизнь я считала себя эмоциональной и идентифицировала себя со всеми теми эмоциями, которые приходили ко мне от других. Я думала, что это мои эмоции. Это было глубокое очищение, отделение того, что было мной от того, что мной не являлось.

Весь мой эксперимент был невероятным, и он продолжает таким оставаться, хотя я больше не чувствую, что это эксперимент. Это больше не эксперимент, сейчас это просто моя жизнь. Это величайшее чудо – пройти этот путь от того, когда вы чувствуете себя в одиночестве несчастным до того когда вы, действительно наслаждаетесь этим! Это чудо механики, но, тем не менее, это чудо.

Когда я много лет назад увидела цитату Оскара Уайлда, я почувствовала сильный отклик и правду того, о чем он говорил. «Перед тем, как полюбить кого-то, для начала нужно закрутить роман с самим собой». Я люблю себя. Я люблю быть собой – восхитительной собой. И это любовь на всю жизнь!

Никто другой не сможет любить меня так, как это делаю я сама.

Вы понимаете, для того, чтобы другие любили меня, они должны быть рядом со мной. И как только другой человек рядом со мной – «я», та самая «я», когда я одна – меня больше нет. А что есть? – это комбинация меня и другого человека. Получается, что вместо того, чтобы любить другого, я люблю «то» что возникает, когда я и другой человек – мы вместе. И я никогда не смогу любить другого, потому что я всегда буду с ним в смеси. То же самое касается понимания другого – я всегда в смешении с ним. Мне кажется настоящей правдой, для меня, будет сказать, что я люблю тебя и меня вместе. Это более точно, чем сказать просто — Я люблю тебя. Потому что есть только один человек, которого я истинно люблю – и этот человек – Я.

Ожидание. В Дизайне Человека это слово встречается повсюду.

Это часть стратегии Генератора, стратегии Проектора и стратегии Рефлектора. Это часть бытия эмоционального существа: ожидание эмоциональной ясности. В начале своего эксперимента всякий раз, когда я могла, я практиковала ожидание: в очереди в продовольственном магазине, на автозаправке, в аэропорту. Я практиковала ожидание во время движения или когда приходила в ресторан. Время от времени это было фрустрирующим: слишком медлительный кассир, пробки на дорогах и т.п. Но в основном, такого рода ожидание не было таким уж плохим.

И было другое ожидание – оно было подобно пытке. Это было ожидание, чтобы что-нибудь случилось, чтобы что-нибудь ко мне пришло, чтобы кто-нибудь о чем-нибудь меня спросил. Это было самое трудное. Я ненавидела такое ожидание. Это так истощало меня независимо от того, чего я хотела. Что-нибудь вроде звонка приятеля и предложения начать бизнес – что угодно. Я привыкла инициировать. Мне было запросто инициировать. Я успешно инициировала. Тем не менее, я всё же искала и жаждала чего-то, для чего у меня не было названия. Когда я получила своё чтение от Ра, я знала, что ожидать, чтобы откликнуться чему-либо – это то, чего я прежде никогда не делала. Я понимала, что мне нужно увидеть, как это повлияет на мою жизнь.

Те мои ранние годы – о, боже! Я так рада, что они уже позади. Это такое невинное, такое простое слово… Ожидание. Но проживать это, проживать по-настоящему – это может быть мукой. Было так много того, чего я желала бы и к чему стремилась. И всё-таки я не хотела инициировать, и поэтому я должна была ждать. Ждать, ждать и … ждать. Некоторые желания исчезали, другие только становились ещё более болезненными, потому что ничего не приходило ко мне для их исполнения. Был ли это творческий проект или любовник – я не могла пытаться заставить это произойти. Я могла лишь ждать.

Мое ожидание в тот ранний период было О-Ж-И-Д-А-Н-И-Е-М!

Оно не было расслабленным ожиданием – оно было напряжённым. Вся моя жизнь вертелась вокруг ожидания чего-то, чему я могла бы откликнуться. И всё что во мне создавало ожидание – это большое количество энергии, поскольку я больше не тратила её на инициирование. Иногда мне казалось, что я взорвусь. Это причиняло боль – и психологически, и ментально и физически. У меня было так много грёз, так много идей по поводу того, кем я была, в чём нуждалась и с кем хотела быть.full1318631115

Всё это было моей реальностью. Это не было похожим на моё не-я. Это ощущалось частью меня. В любой из моментов моего путешествия я могла быть лишь той, которой я была. В течение первых семи лет стадии процесса разобуславливания должны были быть пройдены. Должны были происходить разрушения. Нельзя было избежать боли рождения. Проживая свой дизайн, я давала рождение самой себе. Я была и матерью, и акушеркой, и ребёнком. Это действительно был процесс.

Временами мне так всё это надоедало, что я думала, что умру. Иногда получала вопрос о чём-то, что я думала, действительно, хочу сделать, только затем, чтобы услышать своё сакральное «ук-ку» (нет). Всё казалось бессмысленным, и моя жизнь разваливалась. Я, в самом деле, не знала, доберусь ли я куда-нибудь. Поскольку знание о Типе и Стратегии только-только появилось, ещё не было никого, кто прошёл бы через семилетний процесс, проживая свою стратегию. Я не знала было ли это возможно и выживу ли я. К тому же я 6/2, я знала о своей уязвимости, потому что подходило время спуститься с крыши. Сделаю ли я это? Я не знала. Я жила с таким большим количеством «не знаю», пока ждала.

В середине первых семи лет, я заметила, что становлюсь всё более и более расслабленной. Ожидать стало легче. Ох, у меня все ещё оставались желания, чтобы некоторые вещи, к которым я стремилась, случились, но во мне стало расти доверие, и я знала, что ко мне придёт только то, что для меня правильно. И возможно то, чего я так сильно жаждала, просто не было правильным. Я всё больше расслаблялась в то, чем была моя жизнь, и всё меньше беспокоилась о том, какой бы я желала её видеть. Меня спрашивали о некоторых вещах, которые я очень хотела сделать. Спустя несколько лет те же самые вещи больше не были правильными. Было поистине изумительно наблюдать, как разворачивается моя жизнь.

Это было огромное изменение и это ощущалось не только мной, но и людьми, которые были в моей жизни. Люди даже начали спрашивать меня, что произошло, почему я настолько изменилась. Я начала замечать, что незнакомые люди стали приближаться ко мне правильным способом. «Могу я сесть рядом с Вами?» «Можно Вас кое о чём спросить?» Это приводило меня в восторг, когда я замечала, как те, кто совсем не знает меня, приближаясь ко мне, всегда задавали «да/нет» вопрос.

В конце этих первых семи лет я осознала, что могу больше ничего не ждать. Продолжать желать, чтобы произошло что-то, чего уже не произошло, не было для меня здоровым. Всё то ожидание, через которое я прошла, было подобно испытанию огнём – оно сжигало все идеи, мечты и страстные желания. Это было самой важной частью моего процесса.

Лишь сейчас я поняла, что сильное желание чего-либо не было для меня корректным. И желать, чтобы что-нибудь произошло, не было для меня здоровым. С осознанием этого желания растворились, и я больше ничего не ждала. Я была освобождена для моей жизни – вот как это было. Это было для меня моим рождением – началом именно моей жизни.

Я не хотела ждать, чтобы начинать что-то – я и не думала об этом. Я стала обладательницей такого комфортного ожидания, что иногда я чувствовала, что могу ждать целую вечность. Но, так или иначе, это, в самом деле, исчезло. То, что пришло взамен ожидания, было просто «бытием». Просто быть. Это позволило мне быть присутствующей в моей жизни совершенно новым способом. В то время как я ожидала – было ли это ожиданием того, чего я сильно желала или чего-то, что я хотела сделать, там всегда была часть меня, которая не была присутствующей. Она «ожидала». Теперь в моей жизни нет никакой моей части, которая бы не была присутствующей. И когда я это говорю – я хочу это прояснить, – мой ум все ещё время от времени продолжает свой диалог, но это не оказывает на меня влияния. Это не вносит изменений и не влияет на то, как я живу, или как представляю себе мою жизнь.

Ожидание исчезло. Ожидание предполагает будущее.

Когда я начинала свой эксперимент, о, я ожидала именно будущего, в котором кто-то или что-то придёт ко мне так чтобы я могла откликнуться. Желание «делать» всё ещё было таким огромным. 45 лет я прожила, разыгрывая из себя Манифестора. И тот энергетический паттерн не изменить за одну ночь. Там был момент… похоже, как будто кто-то перевёл стрелки на железнодорожном пути. В конце концов, это останавливается. Именно это и случилось. Неправильное использование моей сакральной энергии, толкающее мои жизненные силы вовне, к чему бы то ни было, в конечном итоге, было остановлено ожиданием отклика.

Сейчас я не ожидаю. Меня не волнует, контактируют со мной люди или нет. Меня не заботит, спрашивают меня о том, чтобы что-либо сделать, или нет. Я не ожидаю никого и не жду ничего. Это не значит, что я не открыта для самых разных вещей, но я не жду. Это огро-о-омная разница. Я всего лишь присутствую в качестве себя в моей жизни, такой, какая она есть. В конце всего того ожидания нет ожидания – есть просто бытие.

Автор статьи: Мери Энн Винигер

Перевод: Татьяна Демчук