Не ждите от меня преданности

Чем дольше я проживаю жизнь, будучи самой собой, тем сложнее мне иметь дело со многими вещами, которые в прошлом для меня были очень важными. Слово преданность одно из таких слов.

Я помню, что обычно я гордилась, если кто-то говорил мне, что я была преданная. Теперь, после всех этих лет, проживая себя, я больше не имею никакого отношения к этому. Преданность для меня сейчас является очень странной концепцией. Определение преданности следующее: качество, состояние или отдельный случай чувства лояльности, верность, приверженности человеку, правительству или обязанности. Все это находится вне меня и имеет дело с другими людьми или ситуациями.

Как я могу быть верной чему-то, что находится вне меня?

Несколько месяцев назад, в разговоре с одним человеком о преданности, я услышала, как я сказала «Я ни кому не преданна». Я была шокирована энергией, которая вышла из меня вместе с этими словами. Позднее, когда я была одна, я осознала – насколько это было правдиво для меня. И хотя я никогда не думала об этом раньше, я вдруг увидела, какой странной (фатальной, роковой) является тема преданности.12242331_10207534466460323_644173218_n

Перед тем как я начала проживать свой дизайн, я была весьма последовательна в способе построения взаимоотношений с людьми, были ли они из числа моей семьи, друзей, любовников или незнакомцев. Это паттерн установления взаимоотношений выработался внутри меня, когда я еще была совсем юной, но всегда исправно работал. Я всегда считалась с другими, со своими друзьями, любовниками. Я всегда проявляла уважение как дочь, как жена, как сотрудник. Если я тебя люблю, ты можешь на меня рассчитывать. Если ты мне нравишься, ты можешь на меня положиться. Если я чувствовала, что я была кому-то нужна, даже незнакомцу, то в основном он тоже мог на меня рассчитывать. Я была верна почти всем, кто был в моей жизни.

Что мне нужно было понять – если я, действительно, хочу проживать свою жизнь, я могу быть преданной только самой себе и никому более. Как я могу быть преданной кому-то? Это невозможно. В любой момент, мой внутренний авторитет может увести меня прочь от того, кого я люблю. Он может остановиться что-то, что я делала долгое время. И со стороны это может выглядеть как предательство. Мир привык смотреть на это именно как на предательство.

Все это не означает, что на меня вообще нельзя рассчитывать. Если мой сакральный центр откликнулся на что-либо – о, мой Бог, вы действительно можете на меня положиться. И я буду с вами со всей моей энергией. Но это не является основанием для других ожидать того же самого. Это основано на том, что, прежде всего, я должна быть спрошена о чем-то конкретном. И нет никакой уверенности в том, что мой сакрал откликнется как «да» или «нет». Идея преданности включает аспект внутренней уверенности, что тот, кто предан, будет предан всегда.

Для меня преданность приходит под заголовком, похожим на Любовь. Ожидаю ли я от того, кого люблю поддержки? Ожидаю ли я, что услышу «да», потому что они любят меня? Нет, абсолютно нет! Это уже не любовь, это торговля, сделка. Преданность – то же самое. Как кто-то может быть мне верен или предан? С чего это они буду верны? С чего бы это я хотела, чтобы они были верны? Одна из первых вещей, которые я осознала, когда я действительно позволила моему Внутреннему авторитету отвечать для меня, — это то, что он не имеет ничего общего с моей любовью или чувствами к другим. Он имеет дело только со мной и с тем, что является корректным для меня, а что нет, в каждый приходящий момент времени. Это было началом распада всех моих идей о любви. И эти идеи распадались на моих глазах. С чувством преданности, верности произошло то же самое. Я никому не могу быть преданной, никому, кроме самой себя.


Я влюбилась в ДЧ с первой встречи с ним в 1995 году. С того самого времени, я наблюдаю, как моя энергия говорит «да» и вовлекается во что-либо и я наблюдаю как моя энергия вытаскивает меня из какого-то процесса, в который я была вовлечена. Последние 14 с лишним лет, я вхожу и выхожу из процессов. Но при этом я всегда нахожусь внутри себя, укорененная и заземленная в моей стратегии и ВА. Для меня это единственно важно!


Я знаю, что без моей стратегии и внутреннего авторитета, мой ум никогда бы не позволил мне жить. Я считаю, что это самая восхитительная система для человечества. 
Как я могу не служить другим? Как я могу не делать вещи, которые помогают другим? Это то, как в прошлом мой ум толкал и тянул меня продолжать делать то или иное. Это то, как мой ум манипулировал мной. Я так легко могла почувствовать себя виноватой. Этого больше нет. Если это не корректно – это не корректно. Я никому ничего не должна. Никто не в силах обязать меня ни к чему. Мне необходимо быть честной, прежде всего с собой, и оставаться с тем что корректно для меня. Я только хочу того же для людей, которые есть в моей жизни: чтобы они оставались честны перед собой и делали то, что корректно для них – даже если им придется уйти или прийти в мою жизнь. Другого пути нет. В этом состоянии нет места преданности. 

Я настолько признательна моему внутреннему авторитету, потому что было так удивительно легко поймать эту волну и плыть вместе с ДЧ – была ли я вовлечена в организацию семинаров, или в качестве аналитика, или будучи учителем или давая сессии – в любой форме вовлечения. Казалось, что мой сакрал всегда знал, когда что-то становилось для меня больше не корректным и приходило время что-то оставлять. Он поддерживает меня в здоровом и выровненном внутреннем состоянии. Я никогда не была способна делать так в прошлом.

У меня нет преданности ни Human Design, ни чему-то еще. У меня нет преданности к кому-либо из людей. Я преданна себе и только себе. 

Mery Ann Winiger

Перевод Лилии Дмитревой